Последние комментарии

  • Юрий Гаврилов18 декабря, 4:49
    И в праду хорошо умер .Тихо ,на лавочке и прямо в санатории. Правда подпортил статистику этому санаторию.Но это ничего.Леонид Утесов:"Зачем одесситу жениться?"
  • Белка Затейница (Шелл)17 декабря, 22:52
    великолепный финал Леонид Утесов:"Зачем одесситу жениться?"
  • Ирма Неёле17 декабря, 17:09
    а трусы ?! почему нет совета нюхать, прошу пардону, его  труселя ?!  по ним  тоже много  можно  понять.это я глумлюсь...5 способов понять, что мужчина изменяет своей женщине

Накормил до отвала ...история про то, как я мгновенно решилась выйти замуж

Хороший метод выбрать себе спутника жизни жизнь, истории, прикол, юмор

Мы жили… Ну, не сказать, чтобы бедно. Хотя бедно, конечно. Если папа приносил апельсин, его делили на четверых. На маму, папу, брата и меня.

Или взять конфету, птичье молоко, например. Конфета всегда режется пополам. Шоколадная стеночка ломается, крошится, но я не люблю шоколад, и он весь достается брату.

Мне — восхитительный, нежнейший кусочек суфле.

А маме с папой ничего не достается, потому что они терпеть не могут птичье молоко, что вы, зачем им эти дурацкие конфеты.

Я, кстати, долго в это верила. Пока не увидела, как мама съела коробку этого самого птичьего молока. Я надеюсь, мама меня сейчас не читает. Но после нее осталась только бирка «укладчица номер восемь», и то — по маминому недосмотру.

Еще я очень любила сладкие фрукты: дыню, черешню, персики… Их приносили домой по чуть-чуть, каждому доставалась долька или несколько штучек. Десять ягод черешни — это было счастье.

Бабушка потом удовлетворенно спрашивала меня: «Ну что, наелась?» Я молча кивала. Как можно наесться десятью ягодами черешни? Как?!

У меня с детства это знание - вкусным никогда не наедаешься. Его не бывает достаточно! Вареного лука может быть много. Птичьего молока — никогда. Это данность.

Так вот. Однажды, ранним летом, я с мужчиной отправилась на прогулку.

Был прекрасный сочный день, яркий, как арбуз на разрезе. Мы шли мимо маленького рыночка, где горластые носатые торговцы продавали черешню. Огромную! Черную! Мухи падали в обморок на подлете, потому что слепли от такой красоты.

А я даже и не думала о черешне. Я отношусь к тем людям, которые не думают о том, чего не могут иметь. У них закрыта эта область мозга, где всякие там шубы, путешествия, украшения… И черешня, да.

И тут мужчина, идущий рядом со мной, останавливается и говорит:

— Подожди, пожалуйста, я сейчас.

Возвращается спустя минуту. В руках у него гигантский раздутый пакет, вот-вот лопнет. С пятью килограммами черешни.

Не штуками, понимаете? Килограммами.

Конечно, сейчас пять килограммов черешни — это ни о чем. Но тогда это было, как… как не знаю что. Как если бы мне страну Черногорию подарили в коробочке, перевязанную ленточкой. Держи, купайся.

Иногда меня заносит во всякие женские сообщества. И там я читаю возмущенное: «Он пригласил меня на ужин и почему-то считает, что за это я лягу с ним в постель! Какая дикость! И ведь есть женщины, которые разделяют это отношение!»

Ха-ха! Подумаешь, постель! Вот я в одну секунду приняла решение выйти замуж за мужчину, накормившего меня до отвала черешней.

Думаете, из-за ягод? Из-за ягод, конечно, тоже:). Но еще из-за того, что у меня произошел, выражаясь нынешним языком, разрыв шаблона. Я поняла, что хорошего и вкусного может быть много. Им можно наесться. В хорошем смысле, без подтекстов.

Я понимаю, это звучит так, словно я была чернокожая девочка из гетто и в детстве играла отрезанными дедушкиными ногтями, потому что больше нечем. Но я была обычная девочка из интеллигентной семьи. Только очень прожорливая.

Мне кажется, мой муж, косточка моего персика, до сих пор не знает, почему я вышла за него замуж. Думает, по любви. Трогательная, умилительная наивность!

По любви, конечно. Но она родилась из двух килограммов черешни.

Из двух, поскольку три я оставила маме с папой и брату.

Не потому, что я такая хорошая и щедрая.

А потому что двух мне хватило, чтобы наесться.