Трудная беседа жениха с будущим тестем - как «смотрины» в допрос превратились

http://pirooog.ru/wp-content/uploads/2018/11/001-34.jpg

— Ты мне говоришь – не волнуйся, всё будет хорошо, а я теперь ещё больше волноваться буду, — сказал Виталий Свете.

В ответ она улыбнулась.

— Я тебя попросила вести себя естественно, а то у меня отец не любит, когда люди «играть» начинают, когда «казаться» пытаются. Он это сразу просекает.

— У меня ощущение, что эти «смотрины» в допрос превратятся.

— Ага, c пристрастием… Просто успокойся. Ты ведь недавно такое сложное собеседование прошёл, а тут – подумаешь, беседа с моим папой.

— Да я никогда с человеком из органов не разговаривал.

— Папа уже на пенсии, успокойся.

Ночью, перед сном, Виталий понял, что успокоиться он не может. За окном, в свете фонаря, раскачивались провода, в окно лупил дождь. Виталий решил переключиться, и попытался сочинить песню, было у него такое хобби, и даже своя группа, но собирались они с друзьями всё реже.

Сначала женился Вовка, потом Леха… Семьи требовали времени, внимания. «Вот и я женюсь, и все развалится», — думал Виталий. Но женитьба ему казалась важнее, он влюбился в Светлану, и хотел жениться на ней, а теперь лежал, и, как мальчишка, боялся завтрашней встречи с будущем тестем.

Хорошо, что Светлана сказала, что бабушке и маме он сразу понравится. А вот отец…

Хватит! И он попытался сочинить песню, о том, как замерзший ветер играет на струнах проводов осенний блюз, под нервную перкуссию дождя. Это помогло. Он быстро заснул. А ветер продолжал играть свой блюз, под который с лип слетали последние, ярко-желтые листья…

А потом была суббота, и от плохой погоды не осталось и следа, если не считать луж, в которых плавали листья.

Виталий заехал за Светланой, и они отправились за город. По пути он снова пытался выяснить, как ему лучше себя вести, но Светлана повторяла одно и то же. Будь естественным, не волнуйся и т.д. Легко сказать!

Они приехали раньше назначенного часа, потому что опаздывать не хотелось, на такое важное мероприятие, и Светлана стала помогать маме и бабушке с салатами и прочей готовкой. А Виталий автоматически потирал щеку, в которую его поцеловали и мама Светы, и бабушка, и ждал появления будущего тестя.

Тесть приехал, отдал пакет бабушке, и протянул руку Виталию:

— Ну, здравствуй, жених. Меня Сергеем Сергеевичем зовут.

— Я знаю, — ответил Виталий. – А меня Виталием.

— Пойдем шашлык жарить, Виталий.

— Да, конечно.

Виталий стал помогать нанизывать мясо на шампура, Сергей Сергеевич поправил его, сказал, что не надо впритык, и…

«Эх, уже критика, — подумал Виталий. — А что будет дальше?»

— Расскажи о себе, Виталий, — попросил Сергей Сергеевич.

— А что рассказать?

— А что хочешь…

Виталий стал рассказывать, стараясь быть естественным. Это ему удавалось, пока он говорил о родителях, об институте, а потом с ним что-то случилось. Он не заметил, как стал размахивать руками, и хвалиться своими профессиональными успехами, которых у него было немало.

Он рассказывал Сергею Сергеевичу о каких-то «сертификатах», которые так сложно получить, и которые даются самым лучшим, и ещё, и ещё…

А Сергей Сергеевич молча слушал его, иногда улыбаясь. Виталий закончил свой монолог, вытер пот со лба.

«Прошел ли я это собеседование?», — подумал он, и посмотрел вопрошающе на Сергея Сергеевича.

— Молодец! – сказал ему Сергей Сергеевич. – Ты так хорошо рассказал об удаче и достижениях. Но у меня ещё одна просьба есть. Мне ведь тебя узнать надо, так? А что узнаешь о человеке, когда он успехами хвалится? Ничего. Ты мне о бедах расскажи, они ведь были в твоей жизни?

— О каких бедах?

— Да о разных. О бедах, несчастьях…

Виталий понял, что к такому повороту он не готов. На собеседованиях вот всегда об успехах спрашивали, и он привык к этому…

— Э… Пык. Мык. Мык. Пык.

— Скоро там шашлык? – прокричала им с крыльца Света.

— Скоро, — ответил Сергей Сергеевич. – Иди забирай первую порцию, а мы ещё поговорим.

А потом Виталий стал выдавливать из себя о «бедах», стараясь быть естественным. Они не успели договорить до конца. Пора было за стол.

— После обеда продолжим, — сказал ему Сергей Сергеевич.

— Ну как? – шепотом спросила Света.

— Пока не знаю, — ответил Виталий. — Я словно дрова рубил. Вымок весь. Трудный разговор, странный даже.

Все закончилось хорошо. Они поженились. А Виталий, потом, когда знакомился с новыми людьми, которых уже сам принимал на работу – тоже интересовался больше не успехами, а тем, как они вели себя в трудных, тяжелых ситуациях.

Сергей Сергеевич научил его лучшему способу узнавания людей. И дело даже не в самих ситуациях, а в том, как человек про них рассказывает…

Источник